Будо

Глубоко в мужском сознании, в детерминизме его половых и антропоморфологических отличий от сознания женского заложен инстинкт воина. Инстинкт завоевателя, который всегда ищет реализации своих талантов и способностей полководца. Нарочито учитывающего разницу между тактикой и стратегией ведения боя. Мужчина, если он таковым является (и это, отнюдь, не только первичные и вторичные половые признаки), со времён Адама не терял своих главных, приличествующих лишь мужскому сообществу качеств: волю; стремление к победе; захват влияния, власти, территорий, ресурсов; желание доминировать и, вместе с тем, быть мудрым и справедливым.

Каждому мужчине на протяжении всех эпох хотелось быть носителем именно этого набора характеристик, ибо, в конечном итоге, все они в той или иной степени востребованы слабым полом. Каждый уважающий себя мужчина (а не подобие его, на примере современной «модели» поведения метросексуалов, адептов унисекса и всякого перверсированного убожества) в своих грёзах мечтает быть сильным, мужественным, мудрым, управляющим женщинами, бесхитростно предлагающим слабому полу отношения рыцарского покровительства (не путать с финансированием), что, как правило, у правильных барышень, воспитанных в приличии, послушании и уважении, вызывает тот самый набор желаний, безусловно востребованный на протяжении всей истории отношений между мужчинами и женщинами.

Все глубокие традиции, сохранившие онтологическую межполовую дистанцию, до сих пор пестуют в мальчиках и юношах качества сильного пола. Страны Ближнего и Дальнего Востока, всей Азии и лишь небольшие уголки Старого Света и аборигены Нового вместе с мормонами выжили этнически и сохранили себя как реликтовые очаги настоящей культуры. Истинность культуры базируется на непреходящих особенностях и ценностях жизни, которая и есть, собственно, отношения между полярными структурами. Они не могут быть равными, взаимозаменяемыми и лишь по понятным причинам, суть которых мы не будем рассматривать на страницах этого сайта, Европа с её утопической идеей равенства полов никак не может быть плацдармом выживания земного населения. Потому что, как это ни парадоксально, нынешний европейский менталитет и способ коммуникации не позволяет мужчине быть сильным, доминантным ваятелем бытия, оттеснив в архаичную древность ностальгические истории о подвигах «донкихотов». Мы будем изучать сохранившуюся традицию, приводящую мужчину к состоянию творца, отца, мудреца и силы, каковое и должно быть у нормального мужчины.

Культура жизни, природа, территориальная изоляция позволили странам Дальнего Востока смоделировать системы выживания. Почему именно системы? Потому что – быть адептом какой-либо разновидности Будо (воинского искусства) и не вести правильный способ жизни, не иметь глубоко понимаемые традиции и связи между жизнью светской и духовной невозможно. Не получится стать хорошим мастером в единоборствах, не умея управлять своим сознанием, телом, эмоциями и самим способом жизни. Уметь выживать – это знание законов Природы; это познания в философии и физиологии; владение мечом и кистью для каллиграфии; умение построить дом и вылечить раненую лошадь. И это всё имеет под собой системный характер роста и развития, а не только навыки мордобития.

Бой – это способ жизни и выражения позиции. И по характеру ведения боя мы можем судить о качествах конкретного мужчины, человека. Чтобы иметь полное развитие в Будо, необходимо изучать много дисциплин. Таких как, Дзен-Буддизм, Кэн-дзюцу, ударные техники и элементы психоэнергетического воздействия на партнёра. Естественно, всё это предполагает ведение правильного способа жизни. Питание, сон, физические нагрузки, медитация, философия должны синфазно поддерживать подобную практику.

Все виды восточных боевых систем имеют в своей основе эти элементы, ибо Дальний Восток – это их эгрегор. Айкидо находится особняком в этих системах. В силу разных причин. Базовыми являются те, из-за которых основатель школы Айкидо – О-Сенсей Морихэи Уэсиба – не позволил вынести наружу технологии Айкидо: достижение практически абсолютной гармонии между своим собственным «я» в каждом нормальном мужчине и внешним миром через глубокие и древни прикладные техники Дзен-Буддизма, владения двуручным мечом, приёмами рукопашного боя. И всё это на замесе приобщения к восточным теософским традициям о жизни и смерти. О-Сенсей запретил всё это выносить в публичные институты (спорт, зрелища). Ещё и потому, что руководствуясь целью – достижения внутренней гармонии и просветления, умения управлять энергией Ки, мастер Дзэна, который не дробит медитацию на до и после контакта со средой, может элементарно покалечить или уничтожить того, кто на него нападает. Нападающий же, в свою очередь, пытается свою нестабильность компенсировать агрессией и установлением стабильности вовне. В этой связи, мастерством является не установление жёстких и нетерпимых отношений со средой, что должно заканчиваться противостоянием, а, напротив, способность не создавать моментов напряжённости и вести диалог к пораженческой позиции. Она обязательно приведёт к драке и выяснению отношений. Их не будет выяснять только тот, чей разум чист, душа прозрачна и в сознании гармония и покой, который невозможно нарушить чьими-то обвинениями и попытками его разбалансировать. Только больной разум и злое сердце будут искать приложения своего негативного состояния вовне. Только не утруждающий себя необходимостью любить мир и тишину человек постарается забыть о том, что все мы – дети Одного и того же и пойдёт со злом, оружием и агрессией на другой берег. Беда ж тех, на кого распространяется эта агрессия в том, что они могут торжественно и оправданно в благородной мести дать ответ и… это не является мастерством. Совсем не является проблемой или какой-то технологической сложностью покалечить другого, если денно и нощно заниматься боевыми практиками. Человеческое существо, не говоря уже о женском, — это биомеханизм, сломать который не представляет никакого труда. Сложностью является, умея вести бой и спокойно себя ощущать в схватке с большим количеством противников, не допустить столкновения, а попытаться приложить все силы для достижения согласия и разрешения всех спорных моментов, кроме тех случаев, когда речь идёт о жизни и смерти. Только в моменты критического противостояния, когда невозможно провести созидательную сессию и закончить конфликт простым смиряющим разговором, О-Сенсей ввёл правило, дающее оправдание применять навыки смертельного искусства Айки-бу-дзюцу.

Айкидо – это искусство управления собой. Искусство достижения совершенства в понимании себя, что не нуждается в причинении кому-либо вреда. Но, в процессе улавливания своих энергетических вибраций и абсолютного управления ими не составляет никакого труда то же самое делать с ближайшим окружением. А это чревато серьёзными проблемами для здоровья того, кто не спокоен, зол, нестабилен и своё несовершенство выливает в агрессию.

Поэтому, Айкидо – сложное храмовое учение, базовыми целями которого не являются попытки великолепно владеть техникой боя и выходить на улицу или на ринг. Оно храмовое и в базе учит миропониманию, умению создать внутри себя тот уровень покоя, который есть конечная задача в воспитании монахов всех восточных мистерий. Айкидо не может иметь под собой сугубо прикладных задач, как то, научить группу мужчин причинять увечья другой группе мужчин. Каждый просвещённый человек должен знать, духовный мир глобально отличен от мира светского, ибо у этих парадигм совсем разные цели и задачи. Так вот, для достижения нужного состояния духа для совсем прикладных профессиональных храмовых задач священники изучают разные дисциплины и обязательной является – искусство достижения просветления. Совсем неразумно считать, что Айкидо может быть популяризировано сейчас до такой степени, что вполне станет пригодным для шоу и спортивных игрищ. Произойди это, тут же Айкидо превратится во всё что угодно. Но это будет уже не то Айкидо и не та дисциплина, обязательная для изучения у храмовых священников Востока. О-Сенсей закладывал под Айки исключительно прикладные задачи, доступные пониманию и практике лишь монахам. Выведя своё учение на допустимый уровень публичности, Морихэи Уэсиба только и хотел сказать порочному и нерадивому человечеству, что хватит убивать и хватит быть идиотами, потворствующими своим жалким комплексам и вымещающим своё несовершенство наружу! А истинная же сила и мощь всегда абсолютно покойны и рассудительны, миролюбивы и, в некотором роде, сонны. Но «сонность» силы лишь показное. В покое и тишине теплится заряд энергии, способный смести на своём пути любую наглость и глупость.

Надо понимать, что существующая в восточных мистериях теория боя обеспечивает практически 100% выживание мастера в схватке. Но филигранность, быстрота и мощь проводимого «обслуживания» атаки противника безукоризненны только в отношении мастеров, прошедших полный курс Будо-практик. И не надо обольщаться тем, кто в искусстве единоборства ищет лишь показной демонстрации своих тактико-технических навыков. Бой – это поэзия и философия и, кроме ударов, страховок и удержаний, в нём есть многогранная, мистическая картина своего сознания со всеми его особенностями. Великие бойцы в истории велики потому только, что они были мужчинами в истинном понимании этого слова. А настоящий мужчина – это сила, и мудрость; покой и мощь; здравомыслие и способность принять мгновенное решение; власть над женщинами и великое смешение всего того, что этимологически связывает мужчину с Богом-Отцом, семантически Создателем в мужской сущности. Быть мастером Будо значит быть мастером самой жизни и построителем своей реальности с ненавязчивой возможностью вовлечь в неё своих близких. Кодекс Самурая гласит именно эти постулаты. Мужчина – творец и основатель. Равно как с этими этимологическими понятиями есть и другое, плавно вытекающее из данности: если мужчина творец, то он же и конечная точка бытия, ибо воин – это мужчина и участь нормальных мужчин – строить и созидать, а в лихую годину крушить и защищать. Задача же женщин во все века была и остаётся хранить домашний очаг, беречь детей и служить мужу. Так и только так сможет выжить человечество на фоне того безумства и подмены понятий и ценностей, которые происходят на Западе. Отсюда, глобальная гностическая антитеза европейской «цивилизованности» — восточная философия и следование Великой Данности, которую ничто и никто ни в какие времена не сможет переиначить.

Российская Империя – это Азия, т.е. соединение духа и разума; все европейские псевдознатоки «истории» глубоко заблуждаются, отдавая пальму первенства Знания только что слезшим с деревьев «европейцам». Только Русь была, есть и будет во веки вечные основанием Мира, кладовой мудрости обо всём что есть бытие.

Tags:
0 Комментариев

Ответить

Напишите нам

Даже если нас нет где-то поблизости, мы постараемся связаться с Вами как можно быстрее.

Отправка

©2017 Образовательный Центр "Бережные Дали"

Авторизоваться через соцсети

Войти с вашими учетными данными

или    

Забыли свои данные?

Create Account

X
X